Отмена закона Игаля Амира и его освобождение.

Игаль Амир действовал с намерением остановить процесс Осло и предотвратить передачу территорий Иудеи и Самарии под контроль террористов, что, согласно плану Арафата и Абу-Мазена по поэтапному уничтожению Израиля, должно было привести к ликвидации еврейского государства. Этот план заключал в себе идею постепенного уничтожения Израиля изнутри – в частности, путем массового возвращения на территорию Израиля беженцев из Сирии, Ливана и других арабских стран. Игаль Амир видел в своем поступке единственный шанс остановить продвижение в пропасть, после того, как все методы демократического протеста были исчерпаны и полностью проигнорированы правительством. Являясь одним из ведущих студенческих активистов университета Бар-Илан, Игаль Амир на своем опыте убедился, что никакие акции протеста: демонстрации, голодовки, митинги, ненасильственное гражданское неповиновение — не приводят к цели, поскольку не находят отражения в тенденциозных СМИ и намеренно замалчиваются ими. На суде Игаль Амир утверждал, что никогда бы не пошел на столь крайний шаг, если бы не антидемократическая политика правительства и крайняя тенденциозность прессы, до которой не могло достучаться огромное количество граждан, доведенных до отчаяния повторяющимися и усиливающимися терактами.

Следствие и суд над Игалем Амиром были проведены в рекордно короткие сроки, и под влиянием атмосферы, нагнетаемой СМИ, суд превратился в «показательный процесс» — несмотря на большое количество нестыковок в судебно-медицинской экспертизе, показаниях свидетелей, фото-видео материалах. Обвиняемому не была предоставлена возможность объяснить свои мотивы. Работе адвокатов чинились препятствия.

Условия заключения Игаля Амира многократно превосходят по своей тяжести условия заключения других израильских заключенных – как уголовных, так и осужденных за терроризм, как граждан, так и не имеющих израильского гражданства.
24 года Игаль Амир находится в одиночке, под постоянным видеонаблюдением, — из них 11 лет в условиях полной изоляции. Эта продолжительность одиночного заключения беспрецедентна не только по израильским меркам, но и по стандартам большинства западных стран, и по критериям Специального докладчика ООН Хуана Мендеса приравнивается к пыткам, запрещенным Конвенцией ООН 1984 года.
Ретроактивно принят особый «закон Игаля Амира», лишающий его шанса на освобождение и получение отпуска, вопреки принятым в Израиле правовым нормам, действующим применительно ко всем остальным заключенным, в том числе и приговоренным к пожизненному заключению. Несмотря на то, что попытка принятия еще одного подобного закона, запрещающего ему жениться, провалилась, Игаль Амир в течение трех лет был вынужден вести борьбу за право жениться и иметь детей, которым обладают все другие заключенные.
Таким образом, 24 года, проведенные Игалем Амиром в одиночном заключении, превышают по тяжести условий наказания и намного более длительные сроки.

Игаль Амир: Дискриминация и политические преследования

Замалчивание и демонизация Суд над Амиром прошел в рекордно короткие сроки; судьи и пресса преследовали общую цель:  не дать Амиру б...

Читать далее