Отмена закона Игаля Амира и его освобождение., Хроники текущих событий

Игаль Амир: комментарий к разделу Бемидбар.

1.

Если основная тема книги Ваикра – это скиния и все, что с ней связано:  удаление от скверны и пути святости, вытекающие из пребывания Бога в среде народа Израиля, — книга Бемидбар начинается с описания устройства стана народа Израиля вокруг скинии: это организация пространства, в которой у каждого из колен есть свое, особое место и свой флаг.  Затем  Тора переходит к описанию странствий еврейского народа по пустыне после долгой, годовой стоянки у горы Синай.

Перемещение еврейского народа по пустыне осуществлялось наподобие воинского похода: народ орагнизованно выходил в путь, останавливался на привал по сигналу трубы, в его составе выделялись авангард и арьергард. Фактически, книга Бемидбар превращает народ Израиля в воинство — войско Бога, и таким образом, осуществляется сказанное о выходе из Египта: «И вот, по истечении четырехсот тридцати лет, в этот самый день вышли все ополчения Господни из земли Египетской» (Шмот, 12:41).  Во время Исхода евреи перемещались по пустыне в произвольном порядке, все колена были смешаны.  Незадолго до дарования Торы Моше положил начало организации народа, введя, по совету Итро, иерархическую систему правления. Однако тогда еще не было упомянуто, что у каждого колена будут свои судьи. 

Кроме того, о расположении еврейского народа у горы Синай перед дарованием Торы сказано: «И станом встал там Израиль напротив горы» (там же, 19:2), — то есть, все они были вместе, без всяких подразделений. Это было одним из обстоятельств, приведших к греху золотого тельца :  множество смешавшихся с народом Израиля неевреев (эрев рав) повлияло на него и склонило народ к греху. При этом, состояние народа, предававшегося греху, описано словом паруа, «развращен» («Моше увидел, что народ развращен» (Шмот 32:25)), указывающим также на смешение и беспорядок; так говорят про растрепанные волосы  (например, Бемидбар, 5:18). Моше добивается восстановления порядка следующим образом: «И стал Моше в воротах стана, и сказал: Кто (предан) Господу, ко мне! И собрались к нему все сыны Леви» (Шмот, 32:26). Это первый случай отделения колена из общей массы сынов Израилевых. Этим было положено начало новому порядку, который лег в основу исправления греха золотого тельца. Создание этого порядка завершается в книге Бемидбар; этой теме и посвящено ее начало:

2.

«И сказал Господь Моше в пустыне Синайском, в шатре соборном, в первый день второго месяца, во второй год после их исхода из земли Египетской, говоря»

Само собой разумеется, место действия здесь — Синайская пустыня; зачем же Писание особо это упоминает? К примеру, книга Ваикра также начинается с обращения Господа к Моше из шатра соборного, там, однако, не сообщается, что это происходило в Синайской пустыне: очевидно, что это имело место именно там. Точно так же Синайская пустыня не упоминается при описании перемещений евреев по пустыни в разделе в разделе «Беаалотха». Почему же эта информация дается здесь?

Можно предположить, что это было сказано вследствие того, что два предыдущие раздела, завершающие книгу Ваикра, «Беар» и «Бехукотай», были поведаны Богом Моше на горе Синай (после греха золотого тельца при восхождении за вторыми скрижалями), а не в шатре соборном, а теперь Писание возвращается к прежнему хронотопу: Бог обращается к Моше из соборного шатра, при этом евреи по-прежнему пребывают в пустыне, напротив горы Синай, потому что не могут пуститься в путь, пока не будут организованы по коленам. Ибо в противоположность состоянию до возведения скинии, когда народ мог перемещаться беспорядочно, как то происходило после исхода до прибытия к горе Синай, теперь, когда скиния находится среди народа Израиля, невозможно двигаться по пустыне таким беспорядочным образом; присутствие Божественного присутствия обязывает еврейский народ к строгой структуре и четкому, почти военному порядку.

Кроме того, слова «Синайская пустыня» подразумевают, что в этой книге будут затронуты все передвижения народа Израиля в Синайской пустыне, поскольку книга «Бемидбар» заканчивается разделом «Масаэй», в которой подводится итог всем передвижениям в пустыне. Ибо они должны были войти в Землю через три дня и не бродить по пустыне сорок лет, и только грех разведчиков вызвал такую задержку, и теперь перед грехом разведчиков Писание приводит указание на последующие события.

Согласно дате, упомянутой в начале главы, — «в первый день второго месяца, во втором году после их исхода из земли Египетской» (это месяц зив, как он назван в Книге Царей, или месяц ияр, как стали называться месяцы после вавилонского изгнания). Казалось бы, только книга Ваикра описывает первый месяц второго года после Исхода, с момента возведения Скинии и до настоящего времени. Однако радел «Насо», видимо, возвращается назад к событиям первого месяца этого года – к возведению скинии и жертвоприношениям глав колен, а затем к Песаху, совершаемому в первый месяц второго года после Исхода. И главы колен, которые приносили свои жертвы во время освящения жертвенника в первые двенадцать дней Ниссана, – это те же главы колен, которых теперь, во второй месяц, Господь велит посредством Моше, призвать, по человеку от каждого колена. для пересчёта колен (не считая колена Леви).

3.

«От двадцати лет и выше, всех, выступающих в войско в Израиле, исчислите по их ополчениям».

Эти выражения — «выступающие в войско» и «и по их ополчениям» — подтверждают. Что сыновья Израиля, стоявшие станом вокруг скинии, были организованы как военный лагерь.  Интересно, что при исчислении всех двенадцати колен используется выражение «все выступающие в войско», но при отдельном исчислении колена Леви эти слова в тексте не появляются, вместо них сказано: «все мужчины, от  месячного возраста и выше». Может быть, именно возрастом исчисляемых мужчин и объясняются разные формулировки: слова «выступающий в войско» просто неуместны по отношению к месячному младенцу.  Это выражение могло относиться только к мужчине, уже достигшему двадцатилетия (возраста, по достижению которого исчисляются мужчины из других колен).

Однако, обратим внимание на повторное исчисление колена Леви, когда вели счёт только мужчинам от тридцати до пятидесяти лет, которые должны были служить в скинии.

О сыновьях Кэата сказано: «от тридцатилетнего возраста и выше, всякого годного для служения, чтобы исполнять работы в шатре соборном».

О сыновьях Гершона  — «от тридцатилетнего возраста… до пятидесятилетнего, исчисли их всех, являющихся для совершения службы, чтобы исполнять работы в шатре соборном».

И о сыновьях Мэрари сказано: «…всех, годных для отправления службы при шатре соборном».

Для обозначения службы в скинии Тора употребляет то же самое слово, что для обозначения обязанностей воина: «служба», «совершение службы» — «цава», «лицбо».

В продолжении нашего раздела мы остановимся на различиях в указаниях, данным для разных семей колена Леви; пока что хотелось бы, напротив, сосредоточиться на общем для них.

Указания, относящиеся к этим трём родам, объединяет одна особенность: пользуясь одним и тем же словом для определения их обязанностей — «служба» — Тора в одном случае выбирает глагол «выступить» (для всех колен), а в другом — «явиться».

В нынешнем и последующем недельных разделах нашим глазам предстает упорядоченный военный лагерь: войско Всевышнего окружает скинию, в которой словно пребывает Царь — главнокомандующий. Более близкий к Царю, внутренний круг составляют левиты, которые постоянно являются в шатёр для того, чтоб нести свою службу. Поэтому о них сказано: «являющиеся для совершения службы». 

Наружный круг, развёрнутый в сторону врагов, составляют остальные колена. Они названы «выступающими», потому что обращены к внешнему миру и потому, что им запрещено входить в скинию.

Можно заметить, что в этих словах содержится намёк на будушее, когда колена Израиля должны были выступать на войну, чтоб овладеть страной Израиля, в то время как долгом левитов было несение службы при скинии. 

Повелевая Моше сосчитать сыновей Израиля, Всевышний употребляет  два различных выражения, одно от глагола наса, другое – от глагола пакад«Сочтите (су) поголовно всю общину сынов Израиля… от двадцати лет и выше… исчислите (тепакду) их по их ополчениям».

Это повеление аналогично тому, которое получил Моше перед первым пересчётом народа Израиля, с целью сбора пожертвований для строительства скинии: «Когда сочтёшь (теса) поголовно сынов Израилевых при пересчете (бе-пкод) их…»

В противоположность этому повелению, в повелении о пересчёте колена Леви, начиная от месяца и выше, отсутствует глагол наса — и употреблен только глагол пакад«Исчисли (пкод) сынов Леви по отчему дому их, по семейству их; всех мужчин от одномесячного возраста и выше, исчисли их (тепакдам.

С другой стороны, при вторичном исчислении сынов Леви (от тридцатилетних до пятидесятилетних), когда на семью Кеата возлагается почётная ответственность — самые священные сосуды скинии  (ковчег завета, светильник, стол предложения, золотой и медный жертвенники), их перепись описана исключительно первым глаголом, наса; слово пакад  отсутствует. 

Применительно к семейству Гершона, которое было назначено хранителями тканей («покровы скинии и шатёр соборный, покров его и покров тахашевый, и завеса входа в шатёр соборный, «и завеса двора» — употреблеются оба эти выражения: А семейству Мерари было доверено заботиться о наименее святых принадлежностях скинии («Брусья скинии и засовы её, и столбы её, и подножия её; и столбы вокруг двора, и подножия их, и колья их, и верёвки их».По отношению к ним употребляется только слово пакад, не наса  Впрочем, несмотря на то, что слово наса ни разу не употребляется в прямой связи с именем Мерари, возможно, что косвенно оно всё же относится и к этой семье.

Ведь семейство Кеата  удостоилось стать причиной отдельного обращения Всевышнего к Моше и Аарону («И Господь сказал Моше и Аарону, говоря: Исчисли из сынов Кэата по семействам их») В противоположность им, тема сыновей Мерари включена в то же повеление, которое касается сыновей Гершона. В этом обращении Всевышнего к Моше присутствует слово наса (относящееся, как видно, и к сыновьям Мерари):  Почему же всё-таки, повелевая пересчитать сыновей других семейств, Всевышний каждый раз обращается только к Моше; и только для повеления о роде Кеата обращается не только к Моше, но и к Аарону?

Особое положение семьи Кеата проистекает из той роли, которую они играли в служении в скинии, в хранении и переносе утвари. Сыновья Кеата отвечали за наиболее священную утварь скинии и во время переходов несли её на своих плечах, в то время как семьи Гершона и Мерари перевозили свою поклажу в повозках.

Кроме этого, они несли свою службу совместно с Аароном и его сыновьями. Перед переходом, когда скиния разбиралась, приходили Аарон и сыновья и снимали закрывающую завесу, и покрывали ею ковчег откровения. «И положат на неё покров из кож тахашевых, и накинут покрывало, всё из синеты, сверху. И на столе предложения расстелют покрывала из синеты, и хлеб предложения да будет на нём..» После этого опять расстилали синету, потом — багряницу, и, наконец — кожу тахашевую, предназначенную защищать от дождей во время пути. И светильник покрывался синетой, а поверх неё — кожа тахашева.  И золотой жертвенник покрывался синетой и кожей тахашевой. И то же с посудой, которая использовались для службы в скинии: накрывалась синетой и поверх неё —  кожей тахашевой и подвешивалась на шест. Медный жертвенник очищался от пепла, покрывался пурпурной тканью, и поверх неё — кожей тахашевой. 

И лишь после этого сыновья Кеата могли войти в святилище с тем, чтобы заняться их переноской: «Пусть не приходят они смотреть, как покрывают святыню, а то умрут«. Поэтом  повеление осуществить подсчет членов колена Кеата обращено и к Аарону, ведь он принимает участие в их труде и отвечает за их безопасность: «И Господь сказал Моше и Аарону, говоря: «Не изведите колена семейств Кеата из среды левитов. И  вот, что сделайте для них, чтобы они жили и не умерли, когда подходят они к святому святых. Аарон и сыны его пусть входят и расставляют их каждого у работы его и у ноши его. Пусть не приходят они смотреть, как покрывают святыню, а то умрут«». 

На основе всего вышесказанного можно сказать, что употребление слова насо указывает на перечень наиболее святых (сыновья Кеата в возрасте от тридцати до пятидесяти лет переносят наиболее святые предметы из храмовой утвари, причем, к ним относятся также Моше и Аарон  с сыновьями). Ведь это слово указывает на возвышение, и здесь имеется в виду, что их подсчет словно возвышает их, отделяя от других. Это слово указывает и на их миссию переносить (действие, также обозначаемое глаголом наса) наиболее святые предметы храмовой утвари. Впрочем, о ковчеге завета сказано, что в действительности он «носил носивших его»

Следующий, менее возвышенный уровень – это употребление вместе слов насо, и тифкод, как то происходит в повелении о сынам Гершона, относящемся и к сынам Мерари. Они перевозят в повозках менее святые части Храма, при этом поднося их к повозкам на руках. Поэтому они также возвышаются при подсчете.

На еще более низкий уровень указывает употребление слова су (краткая повелительная форма глагола наса, мн. ч.) наряду с глаголом тифкеду (повелительная форма глагола пакад, мн.ч. ): «Произведите поголовное исчисление (су…) всей общины сынов Израиля по семействам их, по отчим домам их… От двадцати лет  выше, всех, поступающих в войско Израиля исчислите (тифкеду) их по ополчениям«). Они стоят на более низкой ступени святости, чем левиты, однако начиная с двадцати лет и ни входят в ополчение и принимают на себя полную ответственность за выполнение Торы, поэтому и они возвышаются при перечне.

С более низким уровнем соотносится конструкция,  котором вначале стоит слово пкод (каткая повелительная форма глаглоа пакад, ед.ч.) и лишь потом са (краткая повелительная форма глагола наса, ед. ч.). Это относится лишь к первенцам старше месяца: «И Господь сказал Моше, говоря: «Исчисли (пкод) всех сынов мужеского пола из сынов Израиля, от одномесячного возраста и выше, и пересчитай (са) их поименно». Ведь в момент перечня первенцы все еще были наделены особой святостью, которой наделил их Господь в день исхода, как сказано: «Ибо всякий первенец – Мой; в день избиения Мной всякого первенца в земле египетской посвятил Я Себе всякого первенца в Израиле, от человека до скота: они должны быть Моими, Я Господь«. Однако перечень охватывает и детей, на которых не ложится обязанность соблюдения заповедей, поэтому слово са здесь стоит лишь после слова пкод.

Наконец, последний уровень – это употребление исключительно слова пкод, как то происходит применительно к перечню всех левитов, начиная с месячного возраста: «Исчисли (пкод) сынов Леви по отчему дом их, по семействам их; всех мужчин от одномесячного возраста и выше, исчисли их«. Ведь в то время, первенцы еще не были заменены левитами, так что последние не были наделены особой святостью; к тому же их перечень, в отличие от всеобщего перечня поступающих в войска, включает в себя и тех, на кого не распространяется обязанность соблюдения заповедей.

Замена первенцев левитами и освящение последних произошли лишь после описанного в нашем разделе выкупа. Вернемся, однако, к началу раздела. Там сказано, что Господь повелевает Моше для осуществления перечня взять с собой «по одному человеку для каждого колена«, при этом здесь впервые колено обозначено не словом шевет, а словом матэ (мн.ч. — матот), которое будет употребляться и в дальнейшем. Это я объясняю в отдельном очерке, посвященном использованию этого слова в Писании (Кунтрес матот).  

К сказанному там можно добавить, что колена-шватим превращаются в колена-матот в результате их упорядочения – по флагам вокруг скинии Господа. Слово матэ указывает на высоко стоящую группу служителей царя. Не случайно в наше время термином матэ, обозначается и армейский штаб, который призван помогать в ведении войны самому полководцу. Таким образом, только после осуществления перечня поступающих в войско Господне, колена евреев получают наименование матот. А при прошлом перечне, происходившем как то описано в книге Шмот, путем передачи половины шекеля для подножий скинии, колена евреев все еще наименовалиь словом шватим.

4.

 «Этот человек – глава он отчего дома своего». То есть, для пересчета сынов Израиля, Моше должен взять с собой глав колен, и Всевышний называет ему имена избранных глав каждого колена. Остается неясным, были ли эти люди назначены непосредственно Всевышним, или же избраны самим коленом. 

Из слов «Эти – призванные из общины, начальники колен отцов своих, главы тысяч Израиля  они» можно понять, что они были избраны своими коленами еще до того, как Всевышний назвал Моше их имена.

В следующем разделе, «Насо», Тора  возвращается  в прошлое, ко времени возведения скинии (ровно за месяц до «парада знамен» в нашем разделе), там упомянуты жертвы, которые главы колен принесли к освящению Скинии. Это те же самые имена, которые Всевышний называет теперь Моше. То есть, уже тогда они были главами колен, еще до того, как Всевышний назвал их поименно, тем более, что там Всевышний повелевает Моше: «По одному главе колена в день пусть приносят приношения свои к освящению жертвенника». (Бамидбар 7). Порядок приносящих жертвы точно соответствует порядку знамен в нашем разделе, хотя тогда еще не существовало разделения по знаменам, и согласно обычному порядку, колено Реувен должно было бы как всегда идти первым. Но первым назван Йеуда, после него – Иссахар и Звулун, то есть порядок точно тот же, в котором выстроены знамена. 

И так же, как и здесь, там не упомянут глава колена Леви, но говорится, что семейства Гершон и Мрари используют  для переноски скинии повозки, пожертвованные главами колен. Из этого следует, что уже тогда было известно, что колено Леви будет избрано для службы в скинии, и о распределении работ между тремя семействами  внутри колена, что подробно описано только в нашем разделе, относящемся к событиям, произошедшим месяцем позже. 

Кроме того, в разделе «Пкудей» мы подробно обсудили вопросы о количестве половинок шекеля, из которых был сделаны подножия в скинии. Это количество точно соответствует общему числу состава колен Израиля, о которых говориться в нашем разделе (кроме колена Леви), хотя пересчет в нашем разделе хронологически происходит по крайней мере на два месяца позднее пересчета с помощью половинок шекеля. За эти два месяца не прибавилось и не убыло ни одного человека, что невозможно в общине численностью в несколько миллионов (около шестисот тысяч мужчин старше двадцати лет). Там же мы узнаем, что колено Леви не участвовало в сборе половинок шекеля, поскольку не было замешано в грехе Золотого тельца. Подробнее см. там.

Но и без учета колена Леви, все еще не ясно, каким образом результаты обоих пересчетов  могли так точно совпасть? А взглянув на исчисление каждого колена, мы видим, что все числа оканчиваются целыми сотнями (кроме колена Гада, результат исчисления которого заканчивается на пятьдесят). Ни одно колено не исчисляется числом, которое бы оканчивалось цифрой меньше десяти, например, сорок тысяч сто двадцать пять. Даже колено Гада исчисляется целым числом, оканчивающимся на пятьдесят, а не, скажем, на пятьдесят два. Трудно предположить, что столь круглое количество состава колена – простая случайность. 

В разделе «Пкудей», где названа сумма, сложенная из половинок шекеля, принесенных евреями всех колен (кроме левитов) – шестьсот тридцать тысяч пятьсот пятьдесят, и можно предположить, что это действительно точное количество принесших пожертвование: ведь там не названо каждое колено по отдельности, неудивительно, что число действительно вышло круглым. 

Но здесь, представлены результаты пересчета каждого из двенадцати колен и каждый раз выходит круглое число, возникает впечатление, что, хотя на самом деле в каждом колене чуть больше или чуть меньше людей, их количество нарочно приведено к круглому числу. Это обычная практика в Торе – когда точное числовое значение не столь уж существенно, оперируют обычно круглыми числами, не упоминая о единицах. Еще один пересчет народа Израиля произошел после сорока лет в пустыне, перед входом в Страну, и на этот раз число, выражающее количество людей в каждом колене оказалось круглым. Это еще заметнее в разделах «Пинхас», где пересчет народа тоже дает круглое число, и «Матот», где говорится о трофеях, захваченных у Мидьяна, с подробным перечислением количества мелко и крупного скота, ослов и пленных, и все это выражено в целых числах с нолем на конце. 

Итак, недоумение, возникшее из-за полного совпадения числа сынов Израиля при возведении Скинии и месяц спустя, как если бы ни один человек не перешел за это время двадцатилетний рубеж и ни один не умер, можно разрешить, предположив, что точное число людей действительно изменилось, но если в разделе «Пкудей» приведены точные числа, отражающие совокупное количество половинок шекеля, которые пошли на подножия для скинии, в нашем разделе числа округляются, как то принято в Торе в подобных случаях.

На этом фоне особенно выделяется приведенное в нашем разделе число первенцев – единственное не целое число: «И всех первенцев мужского пола, по числу имен, от одномесячного возраста и выше, было насчитано двадцать две тысячи двести семьдесят три». Это столь важно потому, что двадцать две тысячи первенцев были заменены левитами, а оставшиеся двести семьдесят три первенца должны быть выкуплены передачей священнику по пяти шекелей за человека. При этих обстоятельствах каждый человек имеет значение, потому здесь приведено точное число первенцев.

Но тут возникает другой вопрос: почему же число левитов, двадцать две тысячи, — и число каждого из колен, — семь тысяч пятьсот из семейства Гершон, восемь тысяч шестьсот из семейства Кегат и шесть тысяч двести из семейства Мрариэ – округлено?

Ведь первенцы Израиля заменены левитами, в таком случае каждый левит столь же важен, как и каждый первенец.  Возможно, если бы было приведено точное число левитов, это помогло бы двумстам семидесяти трем первенцам, или хотя бы кому то из них, избежать необходимости денежного выкупа. 

На это можно ответить: в отличие от первенцев, исчисление которых происходило специально для замены их на левитов, колено Леви исчислялось прежде всего как одно из колен, в порядке общего исчисления народа, а также чтобы знать их число в качестве служителей Скинии, а потому результат округляется, так же, как это происходит со всеми остальными коленами. 

Вполне возможно, что точное число левитов было чуть больше или чуть меньше двадцати двух тысяч, но поскольку речь шла всего о нескольких людях, Тора не сочла необходимым уточнять и привела округленное число. Следует отметить, что вопрос округления чисел в Торе рассматривается уже в Талмуде (трактат Бехорот, 5а).

Теперь перейдем  к  очень непростому вопросу, который обсуждается в Талмуде (трактат Бехорот 5а). Там сказано: «Контрукос  спросил у рабана Йоханана бен Закая: когда говорится о семьях левитов, сказано, что их двадцать две тысячи триста человек, а в общем перечне колен говорится – двадцать две тысячи. Куда же делись триста?»  Тот ответил: «Эти триста были первенцы, и они считаются   как первенцы».

Иными словами, согласно рабану Йоханану бен Закаю, триста первенцев левитов были посчитаны отдельно от остальных, и не вошли в общее число – двадцать две тысячи, поскольку левиты  были предназначены заместить собой первенцев Израиля и служить за них выкупом, а первенцы левитов как бы выкупали самих себя.

Но если так, обратимся к комментарию  Рамбана, который отмечает особенную малочисленность левитов: «Колено левитов отличалось от остальных колен Израиля:  При подсчете всех его членов мужского пола возрастом от месяца и старше, обнаружилось всего двадцать две тысячи человек, а от тридцати лет – восемь тысяч;  количество тех, которые старше двадцати лет, не доходит даже до половины самого малочисленного из других колен. Они не носили еще ковчег завета, так что нельзя  предположить, что  их поражала его святость. Как же может быть, что праведники, благословенные  Всевышним,  так отличались  от всего народа своей малочисленностью?»

В самом деле, самое малочисленное из всех прочих колен, колено Менаше, насчитывало  31200 мужчин старше двадцати лет, а среднее количество мужчин старше двадцати лет в колене достигала сорока пяти тысяч,  то есть вдвое больше, чем количество левитов старше месяца.   

Рамбан объясняет это следующим образом: «Полагаю, что это подверждает сказанное нашими мудрецами  (Танхума Ваэра 6): « Колено Леви не находилось  под игом египетского рабства, его не притесняли каторжными работами. Вопреки усилиям египтян уменьшить число евреев, изнуряя их каторгой, Всевышний умножил их, как сказано: «По мере того, как изнуряли его, он умножался и разрастался» (Шмот, 1:12). Но на левитов это не распространялось, поэтому их количество росло естественным образом, поэтому их численность не выросла в той же мере, что и численность других колен». Таким образом, благодаря чудесному вмешательству в естественный ход вещей,рождаемость среди изнуряемых каторжными работами, было особенно высока, и это объясняет крайнюю малочисленность левитов.

Обращаясь к описанию семей левитов в недельном разделе «Ваэра», где перечислены все поколения потомков Леви вплоть до внуков  Аарона ( в отличие от других колен,где упомянуты только первое поколение после тех, кто переселился в Египет вместе с праотцем Яаковом), мы видим, что  первое поколение – это три сына Леви: Гершон, Кеат и Мерари, второе поколение – восемь  внуков Леви ( Ливни и Шими – сыновья Гершона, Амрам, Ицхар , Хеврон и Узиэль – сыновья Кеата, Махли и Муши – сыновья Мерари), в третьем поколении упомянуты только сыновья Амрама – Аарон и Моше,  сыновья Ицхара – Корах, Нефег и Зихри, и сыновья Узиэля – Мишаэль, Эльцафан и Ситри); в четвертом поколении – четыре сына у Аарона, двое у Моше и трое у Кораха. Из пятого поколения назван только Пинхас  бен Элазар бен Аарон ( и не исключено, что он единственный сын Элазара).

Таким образом, на протяжении пяти поколений у потомков Леви было  в среднем от двух до четырех  сыновей, и это гораздо меньше, чем в других коленах Израиля, где , согласно традиции, рождалось по шестеро близнецов и таким образом, в семье могло быть тридцать шесть детей.

Но если это все так, то как же по словам, приведенным в Талмуде, триста левитов – это первенцы, поэтому они не причисляются к общему количеству и считаются отдельно? Если разделить двадцать две тысячи на триста (первенцев, по которым можно понять количество семей – прим. перев.), то выходит, что в одной семье на одного первенца приходилось еще семьдесят четыре ребенка, что гораздо больше, чем в других коленах Израиля . Это противоположно тому, что говорит Рамбан – что колено Леви малочисленней, чем другие колена, поскольку  их не изнуряли каторжными работами и у них не рождалось одновременно по шесть детей. 

Кроме того, обращает на себя внимание круглое число – ровно триста первенцев, а не скажем, триста два, — в отличие от количества первенцев Израиля, которое указано с точностью до единиц. 

Таким образом, если взять за основу одно лишь буквальное значения текста Торы, а не его талмудическое толкование , мы неизбежно приходим к выводу, что недостающие триста левитов не могут быть количеством первенцев среди них. Двадцать две тысячи триста – это общее количество левитов старше месяца; поэтому, подобно приведенной численности других колен, оно дается в округленном виде, без единиц, и численность каждой семьи левитов также приводится округленно:  потомки Гершона —  семь тысяч пятьсот человек, потомки Кеата – восемь тысяч шестьсот, потомки Мерари – шесть тысяч двести. 

Так куда же подевались триста левитов при общем подсчете?

В нескольких списках Септуагинты («переводе семидесяти», сделанном примерно за триста лет до рабана Йоханана бен Закая) количество потомков Кеата указано как восемь тысяч триста (а не восемь тысяч шестьсот, как в нашем тексте, процитированном выше). В этом случае все числа сходятся, разница как раз в триста левитов, которые , таким образом, никуда не делись, но не существовали изначально , порожденные, возможно,  ошибкой в одну букву (Выражения «триста»,  и «шестьсот»  на иврите отличаются одной буквой – прим. перев.).  О том, что такое может прозойти, — что такие случаи бывают, —  свидетельствует трактат Софрим 6, правило 4.  Можно предположить, что в период между переводом семидесяти и рабаном Йохананом бен Закаем из текста выпала буква «ламед» , и утвердилось написание «шестьсот» вместо «триста».  А в  Септуагинте – переводе Писания на греческий, где слова «триста» и «шестьсот» отличаются не на одну букву, — сохранился первоначальный вариант.

5.

Нам осталось выяснить, в каком порядке располагались колена. Этот порядок изменяется три раза:

В начале раздела, когда Всевышний приказывает Моше призвать глав колен для проведения переписи, указан следующий порядок: Реувен, Шимон, Йеуда, Иссахар, Звулун, сыновья Йосефа – Эфраим и Менаше (сначала Эфраим), Беньямин, Дан, Ашер, Гад и Нафтали.

Н первый взгляд, этот порядок соответствует статусу: сначала сыновья Леи, затем сыновья Рахели, затем – сыновья рабыни Рахели, и наконец – сыновья рабыни Леи. Но это не совсем точно: сыновья рабынь Леи и Рахели перечислены вперемежку, Ашер предшествует Дану, а Нафтали отделен от своего единоутробного брата Дана. Кроме того, первенец  Зилпы – Гад, а он назван вторым, после своего младшего брата.

Во второй раз порядок колен приводится во время подсчета, производимого Моше, и он таков: Реувен, Шимон, Гад, Йеуда, Иссахар, Звулун, Эфраим, Менаше, Беньямин, Дан, Ашер. По сравнению с первым вариантом, изменилось только местоположение Гада: он почему-то переходит с предпоследнего места на третье.

После подсчета численности колен Всевышний заповедует Моше об избрании левитов для исполнения обязанностей в скинии , а также переноса ее и всей ее утвари во время переходов по пустыне. Там же Всевышний определяет порядок расположения колен в стане Израиля вокруг колена левитов, находящегося при скинии. Левиты окружают скинию, отделяя ее от остального  Израиля, дабы не воспылал гнев Господа и не поразил народ.

И тогда же Всевышний объявляет Моше и  Аарону  порядок жертвоприношений , а также порядок выступления колен из стана  (Аарон и его сыновья несут ответственность за жертвоприношения, и поэтому Всевышний на этот раз обращается и к нему, а не только к Моше). 

Этот порядок существенно отличается от двух вариантов, упомянутых выше, зато полностью соответствует порядку, в  котором  приносили свои жертвы  главы колен (что происходило в предыдущем месяце, при освящении скинии).

Йеуда, Иссахар и Звулун располагаются к востоку от соборного шатра и первыми покидают стан при выходе в путь. Реувен , Шимон и Гад занимают южную сторону  (справа)по отношению к скинии и выходят в путь вслед за первыми тремя. Эфраим,  Менаше и Беньямин останавливаются за скинией, тоесть, с западной стороны, и выходят в путь как третья группа. Дан, Ашер, нафтали располагаются к северу от скинии (с левой стороны) и выходят последними.

Заметим, что в каждой группе из трех колен одно является центральным , и это Йеуда, Реувен, Эфраим и Дан. Это соответствует второму из описанных вариантов, с той только разницей, что Йеуда и Реувен меняются местами. Эти изменения требуют объяснения.

Так же и перепись левитов Моше осуществляет в оределенном порядке, по страшинству, начиная от потомков первенца Леви Гершона и заканчивая потомками Мерари. Однако когда Всевышний повелевает Моше и Аарону выделить из левитов пригодных для службы в скинии – в возрасте от тридцати до пятидесяти лет, счет почему-то начинается с семейства Кеата .Это можно объяснить тем, что семейству Кеата поручена самая почетная обязанность: переносить Ковчег Завета, стол, светильник, а также золотой и бронзовый жертвенники.

Тогда почему же при общем подсчете первой следовала семья Гершона? Ведь распределение обязанностей между семьями левитов было обозначено уже тогда, — как сказано: «В хранении же у сынов Гершона при шатре соборном скиния и шатер, покров его и завеса входа шатра соборного«, — а про семейство Кеата написано: «В хранении же у них ковчег и стол, и светильник, и жертвенник, и священные сосуды, которыми совершают служение, и завеса – со всем устройством их«. 

Можно предположить, что в первый раз подсчет левитов происходил по страшинству, начиная с семейства Гершона. Когда же выяснилось, что семейство Кеата, в дополнение к наиболее почетной из исполняемых левитами обязанностей, еще и наиболее многочисленное : восемь тысяч  шестьсот (или же, по нашей гипотезе, основанной на Септуагинте, – восемь тысяч триста) , в то время как потомки Гершона насчитывали семь тысяч пятьсот человек, а Мерари – шесть тысяч двести, — все это вместе взятое перевесило принцип старшинства.

Это объяснение может быть применимо также и к изменениям в порядке остальных колен. По результатам переписи выяснилось, что колено Йеуды самое многочисленное из всех – семьдесят четыре тысячи шестьсот человек, в то время как потомков Реувена, первенца , сорок шесть тысяч пятьсот человек. Таким образом, лагерь Йеуды, который  включает также колена Иссахара и Звулуна, является самым многочисленным из всех, значительно превосходя лагерь Реувена, включающий также колена Шимона и Гада.

 Для оказания почета скинии и святости Божественного Присутствия первым в путь выступает самый многочисленный лагерь, располагающийся к востоку от скинии, и в восточной части скинии также располагаются наиболее почитаемые из колена Леви – Моше, Аарон и его дети. Далее следует лагерь сыновей Леи, родившей Яакову больше всех сыновей, при скинии этой стороне общего лагеря соответствует расположение потомков Кеата, служение которых ставило их выше прочих левитов. Затем отправляется в путь лагерь сыновей Рахели, и вместе с ними те из левитов, которые располагаются при западной части скинии – потомки семьи Гершона, занимающие среди семей левитов второе место по важности. И наконец последние – это лагерь Дана, а вместе с ними потомки Мерари из левитов. Следует отметить, что колено Дана многочисленней,ч ем колена Реувена и Эфраима, однако в данном случае определяющим оказывается статус Дана как сына рабыни.

По какой же причине Гад отделен от остальных сыновей рабынь и размещается в лагере сына госпожи – Реувена, и Моше называет его третьм, хотя в самом первом варианте он перечислен в конце, вместе со всеми остальными сыновьями рабынь?  Обратим внимание также на то,ч то в первом  перечне сыновья Леи и Рахели названы в порядке их появления на свет (не считая Эфраима и Менаше, которые поменялись местами, согласно благословению Яакова, см. недельный раздел Вайехи»), в то время как порядок сыновей рабынь выглядит произвольным. 

Гад – единственный из первенцев, который не является главой лагеря, и он переводится из лагерей сыновей рабынь в лагерь сына госпожи. Существует особая связь между Моше и Гадом, как следует из благословения, данного ему Моше перед смертью: «А Гаду сказал: благословен давший Гаду обширный предел. Возлежит, как лев, и может оторвать руку и голову. Он первым взял себе землю – там простерся предел предводителя и пришли начальники народа, чтобы творить справедливость Господа и суд его над Израилем» (Дварим, 33:20-21).

Из-за смирения Гада, который не протестовал, что не сделался главой лагеря, будучи первенцем у своей матери, это колено удостоилось того, что Моше, о котором сказано, что он был наиболее смиренным из всех людей, похоронен в его наделе.

Что же касается того, что Нафтали во всех вариантах оказывается последним, несмотря на то,ч то он сын Бильхи, рабыни Рахели, имеющей предпочтительный статус по отношению к рабыне Леи (ведт именно Бильха стала преемницей Рахели после ее смерти, чем была вызвана ревность первенца Леи, Реувена), возможно, во избежание ревности между потомками сыновей рабынь между ними устанавливается некоторое равновесие: первый и последний – это сыновья рабыни Рахели,  а между ними располагаются сыновья рабыни Леи.

6.

В книгах «Шмот» и «Ваикра» мы уже несколько раз упоминали числа, связанные с еврейским народом. Двенадцать колен (удвоенное число шесть) – соотносятся с шестью днями творения, в которые производилась созидательная работа (двенадцать колен должны выходить на войну и сражаться с врагами, а также обрабатывать землю в стране Израиля, отделять часть урожая – трумот и маасерот — и передавать их колену Леви). А колено Леви (после греха золотого тельца), является седьмым элементом еврейского народа, соответствующим субботе — седьмому дню, отражающему духовность материального – освящение материи в рамках законов природы и не выходящее за них. 

Священники – восьмой элемент, обладающий святостью и возвышающийся над законами природы. И поэтому в нашей главе сказано: «Под надзором же Элазара, сына Аарона, священника, елей освещения и благовонное курение, и дар постоянный, и елей помазания, надзор за всею Скинией и за всем, что в ней; за святилищем и принадлежностями его». И также сказано: «Это имена сынов Аарона, священников помазанных, которых он уполномочил священнодействовать». Священники помазаны елеем, а слово «елей» (ШеМеН) подобно слову «восемь» (ШМоНе), и священники приступили к службе в Скинии именно в восьмой день. 

Моше Рабейну, считающийся левитом, служил перед этим семь дней в скинии, и это число соответствует колену Леви – седьмому элементу еврейского народа. 

У материи есть шесть направлений – восточное, западное, северное, южное, направление вверх и направление вниз, а поддерживает её существование седьмая имманентная составляющая – невещественная сила, препятствующая распаду. Так, например, части атома удерживаются вместе, благодаря невещественным внутренним силам – силам притяжения, которые удерживают все части атома и не дают им разлететься в разные стороны.

Так скиния, расположенная посреди стана народа Израиля, в которой служат левиты и священники, является седьмым духовным элементом, сплачивающим все колена Израиля, расположенные вокруг нее, в единое целое. Поэтому в нашей главе сказано, что при перемещении в пустыне впереди движутся знамена двух станов (шесть колен), за ними, как бы седьмыми, движется колено Леви и Скиния, а за ними, в конце, знамена еще двух станов (шесть колен) – «Когда двинется шатер соборный, стан Левитов будет в середине станов; как они стоят, так и ходить им».

Точно так же для семидесяти народов мира седьмым элементом являются праведники народов мира, выполняющие семь заповедей потомков Ноаха, это Итро и его сыновья. (Как мы уже разъяснили в главе «Итро», благодаря им продолжается существование семидесяти народов и не наступает потоп). А еврейский народ не входит в число семидесяти народов и является восьмым элементом, обладающим святостью и стоящим выше законов природы. И поэтому евреи обрезают своих сыновей именно на восьмой день.

Все управление еврейским народом выше естественных законов. В отличие от семидесяти народов, подчиняющихся семидесяти ангелам, еврейский народ находится под непосредственным управлением Всевышнего. И поэтому звезды не определяют его судьбу, так как он не находится под их властью. 

Внутри еврейского народа тоже есть разные уровни, есть седьмой и восьмой элементы, и это, соответственно, левиты и священники.

И также в самой Скинии есть места, соответствующие шести элементам (определенная часть двора перед шатром), куда могут заходить все колена Израиля, а есть и седьмой элемент, куда могут заходить левиты,и восьмой элемент, куда могут заходит только священники (внутри самого святилища), и десятый элемент, куда может заходить только первосвященник в  День Искупления -это Святая Святых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *