Обеспечение плюрализма в СМИ и реформа судебной системы.

Кошмары профессора Гиса

ЛИЗА ЮДИН

Улица Вязов и все другие киноужасы просто курят в сторонке, корчась от зависти…
20 декабря газета «Едиот Ахронот» в рамках проекта, посвященного своему 80-летнему юбилею — вспоминая былое — вернулась к ключевым моментам разоблачений Роненом Бергманом того, мягко говоря, беспредела, творившегося в Институте судебной медицины Абу-Кабир под руководством проф. Йегуды Гиса. Кстати, именно, Гис осуществлял патологоанатомическую экспертизу тела Рабина. И мы уже об этом неоднократно говорили — при «вскрытии» были допущены серьезные нарушения протокола процедуры и всего, что только можно нарушить, что не помешало профессору стать одним из основных свидетелей прокуратуры на суде Игаля Амира.
Журналистское расследование показало, что в институте осуществлялись постоянные кражи. Органов! Использовались они для исследований, для преподавания, для выставок, для частных коллекций! Да, и такое бывает! Бергман, тайно проникший в Абу-Кабир, как в детективе, в багажнике машины, чуть не помер от ужаса, узрев в формалине спину, сохраненную из-за понравившейся некому врачу татуировки. Что имел с этого Гис? Наличные и имя. Его включали в научные статьи, написанные с использованием незаконно полученных органов.
А дальше — волосы дыбом. В целях маскировки работники института вставляли в тела пакеты с рулонами туалетной бумаги, рукоятки от щеток, поливные трубки.
После опубликования первых статей на эту тему Гис предпринял титанические усилия, чтобы скрыть масштаб нарушений – тысячи органов были ночью вывезены из института и зарыты в землю; и опять волосы дыбом — другие спрятали в тех же холодильниках, где сотрудники держали хумус и бурекасы…
Расследование показало также, что Гис, который в качестве главного судебного патологоанатома выступал свидетелем-экспертом на множестве процессов, не раз лгал суду: менял своя заключения в соответствии с требованиями полиции и прокуратуры. Один из таких случаев, ставший широко известным — обвиняемый Денис Айзен был признан виновным в непреднамеренном убийстве своего ребенка и провел за решеткой шесть лет. И только, благодаря д-р Кугелю выяснилась правда — мальчик умер от редкой сердечной болезни. Шесть лет в тюрьме, как детоубийца, а Гис гуляет на свободе и продолжает…
Но самый ужас ситуации в том, что, несмотря на то, что данные Бергмана подтвердились специальной комиссией, созданной Минздравом и государство заплатило десятки миллионов в качестве компенсаций по судебным искам семей погибших, органы которых были похищены, поддержка Гиса со стороны истэблишмента была непоколебима — его даже не уволили!!!
Лишь в результате очередного скандала в 2012 г. (первое расследование было опубликовано Бергманом в 2000-ом), когда выяснилось, что практика тайного извлечения органов продолжается (в частности, Гис хранил сердце Дуду Топаза) и на повестке дня встала очередная выплата компенсаций, он был отстранен от должности.
Бергман пишет, что его источники в прокуратуре и полиции следующим образом объяснили ему тайну «непотопляемости» Гиса: «Последнее, что им надо – это поток повторных судов по тем делам, в которых Гис проходил свидетелем. Он был центральным свидетелем. Если хотя бы в одном случае достоверность его свидетельства пострадает, для нас это катастрофа…». Другие источники намекали, что Гис попросту знает слишком много государственных тайн, некоторые из них совершенно неприглядны; поэтому государство ведет это дело «в стерильных перчатках».
ЛЮДИ! ГИСА НЕ СУДИЛИ! Он до сих пор периодически подает экспертное заключение по разным вопросам.
Как? Очень просто.
Sceli Warum «Суд согласился с доводами прокуратуры, потребовавшей от него своей монополии на институт судмедэкспертизы и деятельность его сотрудников. Единстенный владелец лицензии и обладатель опыта, который делает теперь экспертизу для защиты — Гис.
Лицман геройски успел подписать решение о создании параллельной структуры, правомочной осуществлять судебно-медицинскую экспертизу, в том числе, в интересах представителей защиты. Поскольку это подписание произошло перед самыми апрельскими выборами, надежда на реализацию этого решения, которое поставило на дыбы прокуратуру, в ближайшее время нет. Лицман принял решение после того, как создал комиссию, изучившую деятельность института судмедэкспертизы, выступаюшего в качестве монопольного инструмента обвинения»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *