Выяснение обстоятельств убийства Рабина.

Тайны профессора Гиса

Профессор Йегуда Гис осуществлял патологоанатомическое вскрытие тела Рабина — как выяснилось впоследствии с рядом существенных нарушений принятой процедуры — и был одним из основных свидетелей прокуратуры на суде Игаля Амира.

Журналистское расследование Ронена Бергмана (Йедиот Ахаронот) показало, что в возглавляемом Гисом Институте судебной медицины осуществлялась кража органов погибших в колоссальных масштабах. Органы использовались для исследований, для преподавания, для выставок, для частных коллекций (Бергман, которого тайком провезли в институт в багажном отделении машины, был поражен, увидев, что один из врачей сохранил в формалине спину русского матроса – как выяснилось, из-за приглянувшейся ему татуировки).  За это платили наличными, Гиса включали в научные статьи, написанные с использованием незаконно полученных от него органов. Разумеется, семьи ничего не знали. В целях маскировки работники института вставляли в тела пакеты с рулонами туалетной бумаги, рукоятки от щеток, поливные трубки. После опубликования первых статей на эту тему Гис предпринял все усилия, чтобы скрыть масштаб нарушений – тысячи органов были ночью вывезены из института и зарыты в землю; другие хранились в неожиданных местах – например, в тех же холодильниках, где работники института держали хумус и бурекасы…

 Расследование показало также, что Гис, который в качестве главного судебного патологоанатома выступал свидетелем-экспертов на множестве процессов, не раз лгал суду; что он менял свое заключение, с тем, чтобы оно соответствовало указаниям полиции и прокуратуры и способствовало вынесению обвинительного приговора. В одном из таких случаев, который стал широко известен, потому что д-р Кугель предоставил альтернативное заключение, обвиняемый Денис Айзен был признан виновным в непреднамеренном убийстве своего ребенка (в действительности тот умер от редкой сердечной болезни) и провел шесть лет за решеткой.

Интересно, что государство не спешило предпринимать какие-либо шаги против Гиса. Несмотря на то, что данные Бергмана подтвердились специальной комиссией, созданной Министерством здравоохранения и государство заплатило десятки миллионов в качестве компенсаций по судебным искам семей погибших, органы которых были посмертно похищены, поддержка Гиса со стороны истэблишмента была неколебима. Его не то чтобы не собирались отдать под суд, но даже не увольняли. Лишь в результате очередного скандала в 2012 г. (первое расследование было опубликовано Бергманом в 2000 г.), когда выяснилось, что практика тайного извлечения органов продолжается (в частности, Гис хранил сердце Дуду Топаза…) и на повестке дня очередная выплата компенсаций, Гис был отстранен от должности – причем, он до сих пор периодически подает экспертные заключения по разным вопросам.

Бергман пишет, что его источники в прокуратуре и полиции следующим образом объяснили ему тайну «непотопляемости» Гиса: «Последнее, что им надо – это поток повторных судов по тем делам, в которых Гис проходил свидетелем. «Он был центральным свидетелем – сказал мне источник в системе правосудия – Если хотя бы в одном случае достоверность его свидетельства пострадает, для нас это катастрофа…» Другие источники намекали, что Гис попросту знает слишком много государственных тайн, некоторые из них совершенно неприглядны; поэтому государство ведет это дело «в стерильных перчатках»».

(По материалам статьи Ронена Бергмана «Микре патологи», Йедиот Ахаронот, 20.12.2019)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *