04.11.95: вопросы и противоречия

Охранники, сажавшие Рабина в машину, (в том числе, шедший рядом с ним Рубин) не поняли, что он ранен.

Из показаний охранников на следствии в полиции:

Ш.Г., 2611.95, отдел тяжких преступлений, Петах-Тиква,  следователь Йоав Газит:

По окончанию митинга, на выходе к машинам я сопровождал главу правительства. Я шел спереди. Когда мы приблизились к машине, я услышал три выстрела. Во время очереди были ясно слышны крики «Это не настоящие, не настоящие!»  Я не понял, кто кричал. Это было позади, и было очень четко. Во время очереди я бросился к главе правительства и к охраннику рядом с ним (Йорам Рубин). Я не слышал никаких вскриков боли ни со стороны главы правительства, ни со стороны охранника и не заметил никаких следов крови. Мы с ближайшим охранником усадили главу правительства в машину. Он (Рубин) бросился с ним внутрь машины, и машина быстро отъехала. На тот момент мне не было ясно, были ли ранены глава правительства или охранник

Й. Ш., 19.11.1995, отдел тяжких преступлений, Петах-Тиква следователь Эмиль Альгарар.

Когда я оказался на месте выстрелов, я увидел, как главу правительства сажают в машину… Тогда я не знал, ранен ли глава правительства. Минут через десять после этого я приехал в «Ихилов», и там мне сообщили, что глава правительства ранен.

Из показаний Й. Ш., 17.11.1995, отдел тяжких преступлений, Петах-Тиква следователь Офер Гамлиэль.

Я шел метров в десяти спереди главы правительства… Уже внизу лестницы я увидел, что ящик с техническим оборудованием, видимо, певца Авива Гефена, стоит между двумя машинами, которыми пользовался глава правительства и мешает проходу главы правительства Я спустился вниз и стал отодвигать ящик вместо с кем-то из технического персонала Авива Гефена. В это время послышался выстрел и вместе с ним крики: «Это не настоящие, не настоящие!»  Я обернулся к главе правительства и увидел, что он лежит у задней левой дверцы машины, а на нем Йорам Рубин, глава группы ближайшей охраны. Я был на расстоянии двух с половиной метров. Я подбежал к главе правительству, крича Йораму усадить его в машину, и помог ему. Глава правительства был быстро посажен в машину, и через 2-4 секунды машина тронулась…. Несколько раз попытавшись выяснить. был ли ранен глава правительства, я срочно поехал в «Ихилов».

Йорам Рубин, 5.11, больница «Ихилов», курсант Йони Гиршхорн

Я отделял главу правительства от людей справа, когда раздался выстрел. На расстоянии 1.5-2 метра до машины я услышал выстрел слева сзади. Я прыгнул на Ицхака, обхватил его, и мы оба упали на землю. Я не знаю, упал ли он из-за меня или из-за пули, но я почувствовал, что мы оба лежим на земле…. Выстрелы прекратились. Я подумал, пистолет заело. Кто-то прыгнул. Я сказал ему: «Ицхак, ты слушаешься только меня, ты не слушаешь больше никого».  По ходу дела он помогает мне встать. Я хочу сказать, что он мне полностью содействовал. Может быть, это первая стадия потери сознания, я не знаю. Мы бросились вперед, именно бросились. Вспоминая задним числом, я думаю, как человек в таков возрасте… Как мы могли так прыгнуть. Мы упали на заднее сиденье…

… Я поднял главу правительства и втолкнул его в машину. Вначале глава правительства был в сознании, и я говорил с ним в машине. Отмечу, что я с самого начала крикнул Дамти: «Езжай отсюда!» Когда мы отъехали, я спросил главу правительства, ранен ли он. Он ответил мне, что он думает, что да. Сразу же после того, как он это сказал, я увидел, что он теряет сознание. Я закричал водителю: «В Ихилов!».. (опубликовано в «Маариве», «Соф Шавуа», статья Моше Зондера, 27.9.96)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *