Отмена закона Игаля Амира и его освобождение.

Отделение номер 21

Атали в статье, опубликованной 22.11 в «Йедиот Ахаронот», рассказывает об отделении 21 беер-шевской тюрьмы, куда был переведен Игаль Амир два месяца тому назад. Стоит добавить что Общественная прокуратура, осуществляющая регулярную инспекцию тюрем, в своем последнем отчете признала отделение 21 «непригодным для проживания людей«. (https://www.justice.gov.il/Units/SanegoriaZiborit/DohotRishmi/Pages/DohotRishmi.aspx )

В результате опубликования Элиасом разговора с Амиром, начальник тюрьмы «Римоним» резко ухудшил его условия заключения: на два месяца были отменены свидания с семьей и супружеские свидания, он был лишен и возможности разговаривать по телефону. Сейчас Амиру разрешено разговаривать по телефону только с членами семьи первой степени.

Однако мы выяснили, что наказание Амира не свелось к этому. В беседе с «7 ямим» источник, находящийся в курсе происходящего в Управлении тюрем, рассказывает, что осуществленный месяц тому назад перевод Амира из тюрьмы «Римоним», где он содержался в течение последних десяти лет, был частью возложенного на него наказания. Амир был переведен в отделение, считающееся  наиболее суровым из всех тюрем Израиля, —  отделение номер 21 беер-шевской тюрьмы «Эшель».

*                      *                      *

«Через несколько дней после того как разговор «Целя» и Игаля был опубликован я заметил, что тюремщики в отделении ведут себя как-то иначе и что готовят камеру, — рассказывает заключенный, недавно вышедший из этого отделения после шести лет заключения. – Я мотаю уже третий срок и все их правила знаю назубок. Я сразу понял, что к нам привезут йеменца (Игаля Амира). Я понял, что его привезли внезапно. Видно, его хотели как следует проучить и не предупредили заранее.

Он несколько дней был в камере в тюремной одежде. Вначале он долго звал тюремщика. Я стал перекрикиваться с ним и понял, что его привезли сюда совсем без вещей – только в тюремной одежде, которая была на нем. Обычные люди не понимают, что это значит. У заключенного есть совсем немного вещей: кое-что из одежды, несколько электроприборов, книг – в этом вся твоя жизнь. А он – ему сказали надеть тюремную одежду, и в машину. Больше у него ничего с собой не было. А тюремщикам-то что, их можно звать круглые сутки, им на тебя начхать»…

Из рассказа заключенного, который лишь несколько дней тому назад вышел из отделения 21, можно многое узнать о том месте, где сейчас содержится Игаль Амир. «Все туалеты в отделении – отверстие в полу, душ – струя воды прямо с потолка, чтобы заключенный не повесился на кране. Крысы мельтешат под ногами. В некоторых камерах все стены обгорели: это устроили заключенные, и никто не побелил заново, в этом приходится жить. Все отделение полно ржавчины. Все краны – ржавчина. Здесь невозможно пить воду из-под крана, вода коричневого цвета. Надо покупать минеральную воду в тюремной лавке. Это что-то невообразимое. Если у тебя нет денег на минеральную воду, привыкай пить ржавчину».

— Сколько заключенных содержится в отделении?

«Примерно, 15». По его словам, цель отделения 21 не только в том, чтобы содержать заключенных. Его цель – «отравлять жизнь двум-трем из заключенных.  Сюда привозят тех заключенных, которых хотят содержать в самых что ни на есть тяжелых условиях. Все остальное – декорация вокруг. Там есть стукачи, есть чокнутые. Но трое этих заключенных –  сейчас это, наверное, Ицхак Звияшвили (осужден в планировании из тюрьмы убийства судьи Ади Эзера – Атали), еще один из южной мафии, а теперь еще и йеменец…

«В тюрьме неважно, что ты сделал на воле. Не считая разве что насильников детей. Так что то, что он убил главу правительства, меня не колышет. Для меня он очень приятный человек. Я смог разглядеть это, несмотря на условия нашего отделения. Для меня оно – как психбольница».

«Некоторым заключенным отделения действительно место в психушке. Один сидит за изнасилование девочки. Он законченный псих,  и у него нет ни гроша. Никто не вкладывает деньги на его счет в «кантине», а он хочет деньги. Он придумал, как ими обзавестись, вымогая их у других заключенных.  Этот тип кричит день и ночь напролет, невыносимо вопит. Невозможно спать, невозможно ничего делать. А еще он берет ложку и начинает стучать ей по кровати. Он стучит так часами. От этого у всех крыша едет». «Он действительно ненормальный, но так он получает деньги у других заключенных, которые хотят только тишины.  В Управлении тюрем все знают, что здесь творится. Если в отделение переводят человека, это для того, чтобы его загнобить. Два года тому назад нам сказали, что на выручку тюремной       лавки в отделении поставят кондиционеры. Не скажу, что я удивился, когда кондиционеры поставили в коридорах – для тюремщиков. А у нас все по-прежнему: зимой ты помираешь от холода, летом – от жары»….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *